Новости История Белгорода Белгородский алфавит - знаменитые люди и места Белгорода
Белгород » История Белгорода » История Белгородской черты » Первый период строительства Белгородской черты (1635—1645 гг.)

Первый период строительства Белгородской черты (1635—1645 гг.)

В соответствии с предложенной выше периодизацией мы начинаем рассмотрение истории сооружения Белгородской черты с 1635 г., со строительства г Козлова.
Участок Ногайской степной дороги восточнее верховьев р. Воронежа до строительства Белгородской черты был ме­стом постоянных передвижений отрядов крымских и ногай­ских татар. Не удивительно поэтому, что когда после оконча­ния Смоленской войны встал вопрос о строительстве городов, на юге, конкретным районом, намеченным для строительства нового города, оказались верховья р. Воронежа
Решение о строительстве нового города было принято без тщательной разведки местности; в Разрядном приказе огра­ничились опросом знатоков южной окраины, который был проведен 18 августа 1635 г. Помимо беседы с москвичами-Г. Киреевским, М. Спешневым и воронежцем И. Носом, о ко­торой мы уже упоминали, в Разрядном приказе опросили жи­телей г. Сапожка — казака С Стрелкова и пушкаря С. Лукья­нова, а также лебедянца сына боярского В. Кепанова, ока­завшихся в данный момент в Москве.
22 августа дьяки Разрядного приказа составили проект указа о строительстве нового города. Руководителями строи­тельства назначались воеводы И В Биркин и М. И. Спешнев. Любопытно, что в проекте указа говорилось о строи­тельстве города именно «на Урляповом городище», в самом же указе от 5 сентября появились еще три слова: «или где пригоже». Такое изменение формулировки предоставляло больше прав руководителям строительства и ускоряло дело. Указ предписывал построить город «нынешней осенью вскоре».
На строительство нового города решено было направить 660 детей боярских, казаков и стрельцов из 10 городов: Переяславля-Рязанского, Михайлова, Пронска, Ряжска, Данкова, Сапожка, Шацка, Лебедяни, Ельца, Воронежа. Наибольшая норма—170 человек дана была Воронежу. Воево­ды этих городов должны были выделить «людей добрых, ко­торые сами в службе, а детей в их место, и племянников, и захребетников, и наймитов не имать». Каждому человеку полагалось иметь лошадь с телегой, пищаль, рогатину, топор, продовольствие на 6 недель. Служилые люди во время строи­тельства Козлова специального денежного жалованья и да­же «поденного корма» не получали; это «городовое дело» рассматривалось как их обычная служба. Через 6 недель намечена была смена строителей таким же количеством слу­жилых людей из тех же городов. Постройка Козлова явля­лась, таким образом, длительной и тяжелой дополнительной повинностью для мелких служилых людей.
В  1635 г. ближайшими городами к Урляпову городищу были Ряжск и Лебедянь, отстоявшие от него примерно на 90 км. У верховьев р. Воронежа степь полосой в 30—40 км    глубоко вклинивалась с юга на север. Здесь, у Ногайской дороги, не было еще русских поселений, но западнее и восточнее под защитой лесов уже существовали села и дерев­ни. В 15—20 км к западу от Урляпова городища находилось большое поместье князя Д. М. Пожарского — с. Горетово, де­ревни Ярок, Казинка (на левой стороне р. Воронежа) и Гарбеево (на правой стороне). К поместью Д. М. Пожарского примыкали с севера земли дер. Раниной, принадлежавшие детям боярским. Эти населенные пункты относились к Ряжскому уезду. За ними начинался Лебедянский уезд, ближай­шие села которого — Кривец и Борисовка (вотчина Ново-
спасского монастыря) — отстояли от Урляпова городища на 30 км. Наконец, восточнее намеченного нового города по среднему течению р. Цны находилась дворцовая Верхоценская волость Шацкого уезда. Писцовая книга 1623 г. отме­чает на берегах Цны русские и мордовские поселения, из ко­торых некоторые располагались на широте нового города и даже южнее его (сельцо Тотаново, деревни  Горелая,   Тамбова) .
7 октября 1635 г. строители нового города пришли в ни­зовья р. Лесного Воронежа. Выяснилось, что эти места являются   откупным  ухожьем,   который   арендуют   крепостные-крестьяне князя Д. М. Пожарского из с. Горетова: «Семейка Козлов с товарыщи». Выбирая место для города, И. Биркин отдал предпочтение не Урляпову городищу, а урочищу, на котором располагалось временное жилище крестьянина» С. Козлова и его товарищей. «Козлове урочище» находилось на правом берегу р. Лесного Воронежа, выше Урляпова го­родища.  Новый город на  Козловом  урочище был  заложен-11 октября 1635 г.. Естественно, без какого-либо официаль­ного постановления город получил имя первого поселенца, русского крестьянина Семена Козлова. Документы о возник­новении Козлова помогли нам попутно выяснить и происхож­дение названия города, которое сохранялось затем в течение 297 лет.
Для строительства Козлова, кроме ратных людей, было послано 10 специалистов-плотников и 3 кузнеца. Им выда­вали поденный корм. Но такого количества плотников ока­залось мало, и по просьбе И. Биркина в Козлов были посла­ны еще плотники из окрестных городов, среди которых до­кументы называют воронежцев Лариона  Курапова, Бориса-Долгова и Афанасия  Гробовникова. Стены города возво­дились в виде стоячего острога с обламами. До наступления холодов строительство стен было завершено, оставалось сделать тайник и верхние части башен. 19 ноября из Воронежа в Козлов была послана «вторая перемена» строителей—170 человек, отдельные строительные работы продолжались и зи­мой.
С декабря 1635 г., когда И. Биркин провел разведку мест­ности  восточнее Козлова,  по начало  марта   1636  г.  между И. Биркиным и Разрядным приказом велась оживленная пе­реписка о строительстве укреплений в степи между р. Польным Воронежем и р. Челновой. И. Биркин, сравнивая два возможных варианта укреплений — деревянную стену и земляной вал, отдавал предпочтение последнему. Деревянная стена, построенная на таком большом расстоянии, могла, по его мнению, легко пострадать от пожара. За второй вариант высказывались и находившиеся  в  Козлове участники  Смо­ленской войны, видевшие земляные валы под Смоленском и в Можайске.
Руководитель Разрядного приказа думный дьяк И. Гавренев и дьяк Г. Ларионов обратились за консультацией к «иноземцу Яну Корнилу» (голландскому инженеру Яну Кор­нелию), который также посоветовал строить земляной вал. Мнение специалистов оказалось единодушным, и вопрос о строительстве земляного вала был решен. Такой большой по протяженности земляной вал возводился в России впер­вые. Длина его оказалась равной 28 км.
Постановление о строительстве коздовского земляного ва­ла было принято Боярской думой 3 марта 1636 г. Строить вал решено было силами мелких служилых людей уже на­званных нами 10 городов, но число строителей по сравнению с осенью 1635 г. значительно увеличивалось. Правительство шло на большие расходы. В отличие от строительства Козло­ва, где служилые люди работали бесплатно, на этот раз «деловцам за работу» устанавливалось жалованье — по полтора рубля человеку в месяц. Воеводам И. Биркину и М. Спешневу рекомендовалось нанять для земляных работ также и «охочих людей».
В указе о строительстве земляного вала говорилось и о привлечении к работе крепостных крестьян, но только для установки надолб рядом с валом и на короткий срок. Использовать крестьян на земляных работах категорически запре­щалось. Не желая затрагивать интересы помещиков — вла­дельцев крестьян, царское правительство перекладывало всю тяжесть работы на мелких служилых людей. Из переписки И. Биркина с воеводами соседних городов видно, что крестья­не участия в работе почти не принимали.
Техническим руководителем строительства Козловского земляного вала стал русский мастер, «горододелец» Иван Андреев. Высота вала составляла косую сажень (около 2,5 м). На валу были сооружены четыре земляных городка и несколько десятков башен, рядом с валом «с татарской стороны» шел ров, за ним стояли надолбы. Как видно из от­чета, составленного в Разрядном приказе, на постройке вала работало 950 человек. Работы на валу начались 20 ап­реля и закончились 16 октября 1636 г. Вал был насыпан ме­нее чем за 6 месяцев. Труд служилых людей оплачивался дешево. Каждая верста Козловского вала (тысячесаженная) обошлась казне в 500 рублей.
Одновременно с Козловскими укреплениями были построе­ны восточнее их новые города Тамбов, Нижний Ломов со своими укреплениями, которые перекрыли восточные ответ­вления Ногайской дороги.
Позже выяснилось, что высота Козловского вала недоста­точна; его надстраивали и реконструировали затем в 40-х годах и в 1652 г. Но и тот вал, что был сделан в 1636 г., оказался для татар серьезным препятствием. А. А. Новосель­ский выяснил, что в 1636 г. крымские татары собирались осу­ществить большое вторжение в Россию по Ногайской дороге, но, узнав о строительстве новых городов и сосредоточении около них многих русских ратных людей, изменили свой план. Все же строителям козловского вала пришлось выдержать несколько столкновений с татарами. Один такой бой произо­шел 3 августа, когда татарский отряд численностью в 200 — 400 человек пытался пробиться сквозь вал западнее р. Челновой. Ратные люди — строители вала отбили татар. В ре­зультате строительства укреплений поперек Ногайской доро­ги и быстрого заселения нового Козловского уезда постоян­ные прежде прорывы татар в сторону ряжских и рязанских мест прекратились. Сооружение Козловского вала было боль­шим успехом Русского государства в борьбе с татарами.
Кроме земляного вала в Козловском уезде, в отдельных местах были построены укрепления у р. Польного Воронежа. На концах земляного вала в 1636 г. выросли два город­ка с деревянными стенами — Вельский и Челновой. В строи­тельстве этих укреплений приняло участие и новое население Козловского уезда.
Одни укрепления, какими бы они ни были прочными, не могли задержать татар. Чтобы Козловский вал стал настоя­щим и постоянным препятствием для татарской конницы, требовалось разместить на нем воинов, поселить поблизости служилых людей.
В указе от 5 сентября 1635 г. о строительстве Козлова И. Биркину и М. Спешневу поручалось набрать 300 конных казаков и 200 пеших стрельцов для службы в новом городе «изо всяких из вольных и из охочих людей» и наделить их землей по примеру данковских казаков и стрельцов (казачьим пятидесятникам — по 40 четвертей, десятникам — по 30, ря­довым казакам — по 20, стрелецким пятидесятникам — по 10, десятникам — по 9, рядовым стрельцам — по 8 четвертей земли в поле. Но решение о строительстве вала и стратегиче­ская важность козловских укреплений побудили правитель­ство значительно увеличить набор служилых людей. Воеводы И. Биркин и М. Спешнев получили полномочия верстать по­местным окладом новых детей боярских.
cup Другие новости из категории
История Белгорода » История Белгородской черты :
cup Вход на сайт    cup Регистрация Все развлечения Белгорода cup Наш опрос cup Лучшие новости cup Архив новостей

Rambler's Top100 Информационно-аналитическая служба Белгорода - beelgorod.ru
Перепечатка и использование материалов сайта
возможна с указанием ссылки на beelgorod.ru