Новости История Белгорода Белгородский алфавит - знаменитые люди и места Белгорода
Белгород » История Белгорода » История Белгородской черты » План строительства укреплений Белгородской черты

План строительства укреплений Белгородской черты

Летом 1636 г. был объявлен в южных городах царский указ с призывом к «вольным, охочим людям» идти в Козлов и Тамбов, причем воеводы могли принимать на службу в но­вые города, кроме «вольных людей», тех крепостных кресть­ян, которые раньше были служилыми людьми: детьми бояр­скими, казаками, стрельцами и оставили службу после 1613 г. Этот указ открывал легальные возможности выхода из крестьянства большой группе бывших мелких служилых лю­дей юга, разоренных    польско-литовскими    интервентами 1613—1618 гг. или татарами и ушедших в крестьянство «из-за бедности». А. А. Новосельский справедливо отметил неоп­ределенность формулировок указа, который был воспринят крестьянским населением чуть ли не как царское разрешение на выход из крепостной зависимости.
Население Козловского уезда росло быстро. На 11 января 1637 г. в Козлове числилось уже 1056 служилых людей Среди записавшихся на службу было немало бывших кре­стьян. По количеству населения Козловский уезд быстро вы­шел на первое место среди уездов Белгородской черты. В 1651 г. в Козлове значилось в разных службах 3423 чело­века. Мелкими служилыми людьми Козловского уезда бы­ли заселены и освоены пустовавшие прежде плодородные земли — тот самый степной клин, который, как меч, врезался до 1636 г. с юга на север между воронежскими и тамбовски­ми лесами. На территории    этого   клина - «меча»    длиной в 100 км под защитой земляного вала в Турмасовском, Борецком и Челнавском станах Козловского уезда в 1651 г. разме­стилось уже 27 новых сел, 2 казачьи слободы и 2 деревни. Когда осенью  1636 г. стало ясно, что козловский опыт удался, в Разрядном приказе стали готовиться к строитель­ству укреплений  поперек  трех  западных  татарских  дорог: Муравской, Изюмской и Кальмиусской. Из Москвы в районы Белгорода и Оскола были посланы дворянин Ф. Сухотин и подьячий Е. Юрьев, которым поручалось вместе с белгородскими и оскольскими служилыми людьми провести тщатель­ную разведку. В наказе Ф. Сухотину и Е. Юрьеву от 7 октяб­ря 1636 г. говорилось о постоянных набегах крымских, ногай­ских, азовских татар и предлагалось выбрать наиболее удоб­ные места для строительства укреплений на трех татарских дорогах, а для этого «мыслить, и с ратными людьми гово­рить, и смотреть».
Ф. Сухотину и Е. Юрьеву даны были имевшиеся в Москве географические карты и даже примерный вариант строи­тельства укреплений, составленный в Разряде в результате опроса жителей Белгорода, Оскола, Курска и Ельца. Требо­валось проверить возможность осуществления этого варианта, включавшего «крепости» в четырех местах: 1) при устье р. Усерда, 2) у Яблонового леса, 3) между Ворсклой и Северским Донцом, 4) у верховьев рек Оскола и Тима.
 
План строительств а укреплений, предложенный Ф. Сухотиным и Е. Юрьевым в 1636
 
Рис.     5.     План     строительства     укреплений, предложенный    Ф.  Сухотиным    и    Е.   Юрьевым в    1636  г.   Стрелками   показаны   татарские   дороги,   штрихов­кой — места планируемых укреплений.
 
Дьяки   Разрядного  приказа,   несомненно,   понимали,   что предложенный ими вариант не очень удачен. Он, в частности, не включал перекрытие западных ответвлений Кальмиусской дороги между верховьями Тихой Сосны и р. Осколом. Ф. Сухотин и Е. Юрьев должны были также высказать сооб­ражения по этому поводу и ответить на конкретный вопрос: «От Верхососенья к Осколу-реке и Белому Колодезю мочно-ли какие крепости учинить?».
Экспедиции Ф. Сухотина и Е. Юрьева была придана вну­шительная охрана. Ее сопровождали 200 служилых людей.
Она работала 2 месяца и вернулась в Москву 26 декабря 1636 г. с чертежами, подробным описанием местности и пла­ном строительства новых укреплений. В документах отме­чается, что в составлении плана принимали участие жители Белгорода и Оскола: дети боярские, станичники, казаки.
План, представленный Ф. Сухотиным и Е. Юрьевым, пре­дусматривал перекрытие основных татарских дорог отдель­ными, не связанными между собой укрепленными линиями. План не намечал еще возведения единой укрепленной ли­нии — черты, по создавал предпосылки для этого.
Ф. Сухотин и Е. Юрьев сочли нецелесообразным возводить укрепления в верховьях р. Тима. Действительно, значитель­но важнее было перекрыть Муравскую и Изюмскую дороги южнее их соединения и лишить татар маневра в районе вер­ховьев рек Пела, Северского Донца, Корочн и Сейма. Ф. Су­хотин и Е. Юрьев отрицательно ответили и на вопрос о воз­можности строительства укреплений от верховьев Тихой Сос­ны к р. Осколу, так как там «лесов нет и река Белый Ко­лодезь не крепка», а расстояние велико. Взамен они пред­ложили насыпать земляной вал от Усерда в юго-западном направлении к Валуйскому лесу. Но в таком случае усерд-ские укрепления оказывались значительно южнее яблоновских, и у татар появлялась возможность через перелазы ня р. Осколе выйти с Изюмской дороги в тыл русским укрепле­ниям у р. Тихой Сосны. Поэтому Ф. Сухотин и Е. Юрьен наметили построить острожек у Жестовых гор и укрепления вдоль р. Оскола.
Мы назвали некоторые предложения Ф. Сухотина и Е. Юрьева, не совпадавшие с данным им в Разряде вариан­том строительства укреплений. В остальном рекомендации экспедиции соответствовали предварительным наметкам Раз­ряда.
План Ф. Сухотина и Е. Юрьева предусматривал, таким образом, создание трех хорошо укрепленных участков, вклю­чавших новые города, земляные валы: 1) р. Ворскла — р. Северский Донец в районе Белгорода; 2) р. Короча - Яблоно­вый лес — Холанский лес; 3) Валуйский лес — устье р. Усер­да — левый берег р. Тихой Сосны. Планировались также вспомогательные укрепления у р. Оскола (см. карту).
4 января 1637 г. план Ф. Сухотина и Е. Юрьева с при­ложенным к нему чертежом был представлен царю, который «сей росписи слушал и чертежу смотрел и указал о том си­деть бояром». 7 января Боярская дума утвердила план, од­нако точные сроки его выполнения установлены не были. В Разрядном приказе составили примерную смету. Стоимость всех работ оценивалась в 111 574 рубля 15 алтын. Кроме этой суммы, требовалось 24 тысячи четвертей хлеба для выдачи ратным людям новых городов.
Расходы «на городовое дело и на жалованье ратным лю­дям» должны были частично компенсировать жители поса­дов, черносошные, дворцовые и монастырские крестьяне всех областей России. Об этом чрезвычайном налоге мы узнаем по сохранившейся царской грамоте в Чердынь от 8 февраля 1637 г. Вступительная часть грамоты подчеркивала общегосу­дарственное значение строительства новых укреплений, в ней говорилось: «Слыша мы от басурман на православных кре­стьян разоренье и всякое зло полонское расхищенье, указали, на Калмиюской и на Изюмской сакме и на Муравском шля­ху, от татарские войны, поставить городы и острожки жилые н стоялые и всякие крепости учинить, и жилецких людей в тех новых городех устроить, чтоб тем у татар в Русь приход отнять, а православных бы крестьян от войны и от разо­ренья и от полону заступить».
План Ф. Сухотина и Е. Юрьева являлся хорошо разрабо­танной программой строительства укреплений на юге Рос­сии. К сожалению, уже вскоре этот план подвергся коррек­тировке, причем, как мы увидим, не очень удачной. Поме­шать осуществлению плана пытались и крымские татары. В феврале 1638 г. крымский хан Бегадыр-Гирей нагло, с угрозами требовал от России разрушения новых городов. Русское правительство отвергло притязания хана. Большую помощь строителям Белгородской черты оказало занятие ле­том 1637 г. Азова донскими казаками, оборвавшее на не­сколько лет татарские вторжения в Россию.
План Ф. Сухотина и Е. Юрьева стал осуществляться сра­зу же после принятия его Боярской думой, с весны 1637 г. В Разрядном приказе решили в первую очередь построить укрепления поперек Изюмской и Кальмиусской дорог. Пере­крытие Муравской дороги несколько откладывалось. Как и при строительстве Козловских укреплений, новые города и земляные валы решено было строить силами мелких служи­лых людей. Новым было лишь привлечение к работе москов­ских стрельцов.
Уже в январе 1637 г. состоялось назначение руководите­лей работ. На Изюмскую сакму послан был стольник А. В Бутурлин, на Кальмиусскую — И. И. Бутурлин, также имев­ший чин стольника. Оба они в отличие от И. В. Биркина ока­зались неумелыми руководителями, допускали технические просчеты. И. И. Бутурлин к тому же своей жестокостью, корыстолюбием вызвал справедливую ненависть строителей г. Усерда.
cup Другие новости из категории
История Белгорода » История Белгородской черты :
cup Вход на сайт    cup Регистрация Все развлечения Белгорода cup Наш опрос cup Лучшие новости cup Архив новостей

Rambler's Top100 Информационно-аналитическая служба Белгорода - beelgorod.ru
Перепечатка и использование материалов сайта
возможна с указанием ссылки на beelgorod.ru