Новости История Белгорода Белгородский алфавит - знаменитые люди и места Белгорода
Белгород » История Белгорода » История Белгородской черты » Три периода в сооружении Белго­родской черты

Три периода в сооружении Белго­родской черты

На основании изучения и анализа источников мы считаем возможным помимо установления дат начала и окончания строительства   Белгородской   черты   выделить   основные   пе­риоды в истории ее сооружения.
Мы видим три этапа, три периода в сооружении Белго­родской черты.
Первый период характерен строительством отдельных, не­больших по протяженности, самостоятельных укрепленных линий поперек основных татарских степных дорог. Эти линии еще не сливаются в одну, не соединяются между собой. Не всегда выполняются намеченные планы строительства таких линий и городов. Русское правительство действует непосле­довательно. Оно, видимо, не очень надеется на вновь созда­ваемую черту и по традиции продолжает укреплять старые засеки в глубине страны, у Оки. Первый период охватывает 1635—1645 гг. За это время построены козловский и яблоновский земляные валы поперек Ногайской и Изюмской дорог, рядом с Воронежем и Белгородом на будущей черте встали новые города-крепости: Козлов, Яблонов, Усерд, Короча, Хотмыжск, Вольный, Костенек, Ольшанск, Усмань. Однако сплошной укрепленной линии еще нет, татары находят боль­шие промежутки между отдельными укреплениями и произ­водят с 1644—1645 гг. опустошительные вторжения в Россию.
С 1646 г. начинается второй период в строительстве Бел­городской черты, продолжавшийся до 1653 г. Русское прави­тельство активизирует свои действия на юге. Сравнительно быстро заполняются пробелы, еще существующие между от­дельными укреплениями. Уже в 1646—1647 гг. в общем опре­деляются географические контуры будущей черты. На новую укрепленную линию с 1646 г. выдвигаются полки дворянской конницы. Предпринимаются попытки управления боевыми силами на черте из одного пункта, такими центрами для юго-западной половины Белгородской черты являются в это вре­мя поочередно Яблонов и Белгород. В связи с трудностью за­селения новых городов на черте и необходимостью повыше­ния ее военного значения русское правительство проводит милитаризацию существующего уже в отдельных местах у черты крестьянского населения (районы Доброго, Сокольска, Белоколодска), переводит здесь крепостных крестьян в по­ложение приборных служилых людей —драгун. К концу вто­рого периода строительства Белгородской черты выдвиже­ние полков дворянской конницы далеко на юг, на новую чер­ту, прекращается. В 1653 г. проводится в южных русских уездах у черты первый набор в солдатскою службу, и на важ­нейшие участки черты выдвигаются солдатские полки. Татар­ские прорывы через черту в глубь страны практически пре­кращаются, русские воины на черте отражают татар. В этом периоде на Белгородской черте были построены города-кре­пости: Карпов, Болховец, Орлов, Новый Оскол, Коротояк, Верхососенск, Добрый, Сокольск, Урыв, Острогожск, перене­сен на новое место Белгород, через Муравскую, Кальмиус-скую дороги и ответвления Ногайской насыпаны карповский, новооскольский, усманский земляные валы. В 1653 г. перед началом русско-польской войны за Украину укрепленная ли­ния от р Челновой до р. Ворсклы, не называвшаяся еще, однако, «Белгородской чертой», была в основном готова.
Третий, заключительный период сооружения Белгородской черты занимает 1654—1658 гг. Воссоединение Украины с Рос­сией и начавшаяся    в    1654 г.    русско-польская    война    за Украину и Белоруссию отвлекли военные силы России на за­пад. В ходе этой войны Белгородская черта сыграла боль­шую роль: русский тыл в отличие от войны   1632—1634 гг. был прикрыт с юга. Масштабы строительных работ на Белгородской черте во время третьего периода ее сооружения резко сократились: построен был один город (Нежегольск), не­сколько острожков,  небольшие земляные валы   Начавшееся с 1654 г. массовое переселение украинцев на свободные зем­ли за Белгородской чертой способствовало уменьшению воен­ного значения западных участков черты   Инспекционные по­ездки думного дьяка С   И. Заборовского в  1657 и   1658 гг. явились своего рода официальным   принятием    укрепленной линии русским правительством. Весной 1658 г. в связи с фор­мированием Белгородского полка были окончательно опреде­лены края укрепленной линии,   ее географические   контуры. Белгород стал центром Белгородского полка и новой военно-административной единицы — Белгородского разряда,  а  ук­репленная линия в пределах этой территории получила на­звание Белгородской черты.
Наше деление истории сооружения Белгородской черты на три периода определяется главным образом событиями внешнеполитического характера, с которыми были связаны и правительственные решения о Белгородской черте. В перио­дизации отразились в некоторой мере и социально-экономиче­ские условия юга России. Так, попытки русского правитель­ства форсировать строительство укрепленной линии между Ворсклой и Доном в конце 30-х годов XVII в. на незаселен­ной еще территории не дали результата. Значительную роль «грало и отношение населения южной окраины России — са­мих строителей укреплений — к Белгородской черте.
Татарские набеги 1644—1645 гг. вызвали ответную реак­цию не только у русского правительства, но и у населения юга. Массовая вспышка народного гнева против иноземных захватчиков и патриотический подъем весной 1646 г. не в меньшей мере, чем правительственные решения, определили начало второго этапа в строительстве черты именно с 1646 г. Правительственные решения о строительстве укреплений вы­полнялись хорошо тогда, когда они соответствовали интере­сам значительной части населения южной окраины России — мелких служилых людей. Характерно, например, что решение о переносе укрепленной линии с р. Усмани на р. Воронеж (конец 1652 г.— начало 1653 г.), по которому тысячи людей могли потерять уже освоенные земли, не было выполнено.
В периодизации не отражены изменения в составе рус­ского правительства, смена царей, деятельность отдельных лиц, ведавших строительством Белгородской черты. Все эти, «события», очень интересовавшие дореволюционных истори­ков, мы считаем для нашей темы второстепенными и не за­служивающими отражения в общей периодизации. В 1635— 1645 гг., когда во главе русского правительства стояли И. Б. Черкасский, Ф. И. Шереметев, а затем пришедший к власти Б. И. Морозов, мы не видим большой разницы в отношении правительства к Белгородской черте. Принятое решение о строительстве черты выполняется, но недостаточно целеуст­ремленно, распыляются силы и средства между новой укреп­ленной линией и старыми засеками у самого центра страны. Более энергично действует, начиная с 1646 г., Б. И. Морозов, но и он не выходит за пределы классовых и даже личных интересов, отправляя на черту, подальше от Москвы, своих возможных соперников-бояр (например, Н. И. Одоевского или Б. А. Репнина). Среди воевод, руководивших строитель­ством городов и участков черты, мы редко встречаем энергичных государственных деятелей. Многие из них пресле­дуют корыстные или карьеристские цели, не проявляют изоб­ретательности и настойчивости. Лишь некоторые воеводы, оставаясь на позициях господствующего класса, показали не­плохие деловые качества, знания в военном деле, личное мужество Главную же роль в строительстве Белгородской чер­ты, как и в любом большом деле, сыграл народ — творец истории.
Выдвинутая нами дата завершения сооружения Белго­родской черты—-1658 г.— может вызвать возражения. Дейст­вительно, основные строительные работы на черте заверши­лись в 1653 г., и это нашло отражение даже в своеобразной военно-исторической справке о южной окраине России, составленной в Разрядном приказе в 1682 г.. Однако в 1653 г. Белгородской черты как единого целого еще не существова­ло. Полковые воеводы из Яблонова или Белгорода управля­ли участком черты от Ворсклы до Дона; воевода г. Козлова ведал укреплениями в Козловском, Добровском и Соколь­ском уездах; воронежский и усманский участки оставались автономными. Организационное единство Белгородской чер­ты проявилось лишь с 1658 г. Все же, когда имеются в виду лишь технические вопросы строительства деревянных и зем­ляных укреплений, вполне можно говорить, что Белгород­ская черта была уже построена в 1653 г. Это не будет ошиб­кой. Когда же под Белгородской чертой понимается укреп­ленная линия с единым военным, административным и хо­зяйственным центром, с четкими географическими контурами, сохранявшимися в течение десятилетий, годом завершения создания Белгородской черты следует назвать 1658.
Считая нашу периодизацию удобной для правильного по­нимания хода строительства Белгородской черты, мы, конеч­но, не абсолютизируем ее. Любая периодизация является условной, лишь относительно точной, и это особенно чувст­вуется тогда, когда речь идет о выделении мелких перио­дов.
В данной главе мы рассмотрим историю сооружения Бел­городской черты в хронологической последовательности, на­чиная со строительства г. Козлова и козловского вала.
Предварительно мы считаем необходимым сделать неболь­шое отступление в сторону истории русского военно-инженер­ного искусства и следующий параграф посвятить обзору раз­личных конструкций деревянных и земляных укреплений,1 при­менявшихся на Белгородской черте.
cup Другие новости из категории
История Белгорода » История Белгородской черты :
cup Вход на сайт    cup Регистрация Все развлечения Белгорода cup Наш опрос cup Лучшие новости cup Архив новостей

Rambler's Top100 Информационно-аналитическая служба Белгорода - beelgorod.ru
Перепечатка и использование материалов сайта
возможна с указанием ссылки на beelgorod.ru