Новости История Белгорода Белгородский алфавит - знаменитые люди и места Белгорода
Белгород » История Белгорода » Белгород - юг России » Состав и занятия населения

Состав и занятия населения

В конце XVI в. к вольной народной колонизации полевой окраины России присоединяется правительственная. Русские воеводы «ставят на поле» города-крепости: Воронеж (1585), Ливны (1585), Елец (1592), Белгород (1596), Курск (1596), Оскол (1596), Царев-Борисов (1599), Валуйки (1599). Строительство их совпало со временем некоторого хозяйст­венного подъема в России в конце XVI в.
Экономический подъем оказался непродолжительным. Он был прерван неурожаем и голодом 1601 —1603 гг., который, однако, серьезно не поразил южные уезды (в Курске даже были хорошие урожаи). Вскоре в России развернулась крестьянская война, охватившая и район «полевых городов»; началась иностранная интервенция.
Польско-шведская интервенция затронула почти все рай­оны России. Особенно пострадали центральные и западные области, большое разорение принесла интервенция и югу страны, где также действовали польско-литовские отряды. В 1617 г. был сожжен г. Оскол. На последнем этапе поль­ской интервенции, в 1618 г., через Ливны, Елец, Лебедянь, разорив их, прошел в сторону Москвы гетман Сагайдачный. Следы «литовского разоренья» еще долго отмечались в опи­саниях южных русских городов и Уездов. Уже после офици­ального перемирия пострадал Белгород, который затем жи­тели восстановили на другом берегу Северского Донца. Поль­ско-шведской интервенции сопутствовали непрерывные на­падения татар на южную окраину России. Но города «на поле» держались. Прекратил свое существование только са­мый отдаленный русский город — Царев-Борисов, зато к «польским городам» прибавился новый — Лебедянь.
Документы XVII в. постоянно упоминают «служилых лю­дей». Термин «служилые люди» для XVII в. имел не классо­вый, а сословный характер. «Деление общества на классы,— отмечал В. И. Ленин,— обще и рабскому, и феодальному, и буржуазному обществам, но в первых двух существовали классы-сословия, а в последнем классы бессословные». В капиталистическом обществе «классы отличаются один от другого не юридическими привилегиями, а фактическими условиями», в феодальном обществе классы-сословия имеют особые юридические признаки.
Лица служилого сословия в России юридически имели право владеть землей и крестьянами, они обязаны были не­сти государственную службу, обычно — военную. С XV по XVII в. сложилась сложная иерархия чинов у служилых лю­дей, достигшая в первой половине XVII в. большой четкости. Надо, однако, учесть, что система чинов применялась лишь к одной группе служилых людей — «служилым по отечест­ву» (по происхождению). Служилые люди по отечеству де­лились на три разряда: 1) чины думные (бояре, окольничьи, думные дворяне, думные дьяки); 2) чины Московские (столь­ники, стряпчие, московские дворяне, жильцы, дьяки); 3) чины городовые (дворяне выборные, дети боярские дворовые, дети боярские городовые). Служилые люди по отечеству по­лучали денежное и земельное жалованье, причем земля им давалась индивидуально. Возможности перехода в более вы­сокий чин определялись родовитостью и выслугой.
Вторую группу служилых люден составляли «служилые люди по прибору» — стрельцы, пушкари, казаки, затинщики, воротники, позднее — драгуны, солдаты. Они «прибирались» на службу из различных слоев населения. На южной окраи­не России служилых людей по прибору было довольно много. В первой половине XVII в. класс феодалов в России офор­мился недостаточно четко, и это особенно было заметно на юге страны. В среду служилых людей по отечеству был еще открыт доступ из числа приборных служилых людей, раз­личных «вольных» людей, а также тяглого населения. Однако во второй половине XVII в. все более резко вырисовывается разграничительная линия между служилыми людьми по оте­честву, составившими основу класса феодалов-крепостников,  и всеми остальными группами русского населения, в том числе и приборными служилыми людьми. Приборные служилые люди по своему экономическому и правовому положению все более отдаляются от служилых по отечеству и сближа­ются с крестьянами. А в XVIII в. русское дворянство уже замкнулось в привилегированный класс-сословие.
 
количество служилых людей в го­родах и уездах
 
В таблице 1 показано количество служилых людей в го­родах и уездах «польской украйны» по сохранившемуся спи­ску 1626г.
Первыми в списке по каждому городу названы дети бояр­ские. В южных уездах России это были в подавляющем боль­шинстве  «дети   боярские  городовые»,  занимавшие   нижнюю ступеньку в лестнице чинов служилых людей по отечеству. Дети боярские получали денежное и поместное жалованье и обязаны были выполнять полковую службу. Если для детей боярских центральных уездов России полковая служба  со­стояла в эпизодических выступлениях в походы, «на берег» (к Оке) в ожидании татар, то в крайних южных уездах служ­ба детей боярских не отличалась серьезно от казачьей. Дети боярские стояли на сторожах, участвовали в строительстве городских  укреплений,  выступали  против  появившихся   по­близости татар. Они жили не в городах, а в своих поместьях в уезде.
Дети боярские уездов полевой окраины отличались от представителей господствующего класса центральных райо­нов России не только особенностями службы. Значительное количество поместий юга вообще было лишено крепостного населения. (Так, все дети боярские Оскольского уезда, как видно по писцовой книге 1615 г., не имели тогда крепостных крестьян, обрабатывали землю личным трудом.) Часть де­тей боярских имела по нескольку крестьянских дворов и очень немногие владели десятками крепостных.
Поместный оклад у детей боярских южных уездов со­ставлял обычно 100—150 четвертей земли «в поле, а в дву по тому ж», причем при верстании сыну боярскому отво­дилась лишь часть окладной земли. Право владения землей каждого сына боярского и размер его оклада подтвержда­лись документами,— в этом заключалось важное отличие землевладения детей боярских от землевладения приборных служилых людей. Это отличие сохранялось и в случае черес­полосного пользования несколькими участками земли, кото­рое встречалось у детей боярских и проанализировано недав­но в статье Е. И. Самгиной для Чернского уезда.
В двух уездах: Белгородском и Оскольском, кроме обычных детей боярских («полковых», как их иногда называют документы, чтобы избежать путаницы), были дети боярские — станичники, постоянно служившие начальниками дозорных передвижных отрядов-«станиц» и отличавшиеся от первых видом службы.
Как хорошо видно из таблицы, больше всего помещиков — детей боярских сосредоточилось в северных уездах полевой окраины — Курском, Ливенском и Елецком. Ближе к грани­це — в Белгородском, Оскольском, Воронежском уездах де­тей боярских было явно меньше: и в абсолютных числах, и в сравнении с другими категориями служилых людей. Крайний русский город Валуйки не имел совсем детей боярских, во­круг него не сложилось уезда.
Доступ в число детей боярских из других групп населе­ния не был очень трудным на юге России в первой полови­не XVII в., особенно в 30—40-х годах, когда развернулось строительство новых городов и Белгородской черты. Прави­тельство мирилось с этим, лишь иногда устанавливая различ­ные «новичные статьи» при верстании новых детей боярских. Так, в 1643 г. для г. Корочи специально указывалось, что ес­ли «написаны в дети боярские вольные люди, а отцы их и они в детях боярских не были», то поместный и денежный оклад их должен быть меньше: 70—80 четвертей земли, 3— 3,5 руб., а у тех, «которые написались из детей боярских, или детей боярских дети» — больше: 100—150 четвертей земли, 4—5 руб. деньгами.
Категория: История Белгорода » Белгород - юг России.
 (голосов: 2)
cup Другие новости из категории
История Белгорода » Белгород - юг России :
cup Вход на сайт    cup Регистрация Все развлечения Белгорода cup Наш опрос cup Лучшие новости cup Архив новостей

Rambler's Top100 Информационно-аналитическая служба Белгорода - beelgorod.ru
Перепечатка и использование материалов сайта
возможна с указанием ссылки на beelgorod.ru