Новости История Белгорода Белгородский алфавит - знаменитые люди и места Белгорода
Белгород » История Белгорода » Народные движения на Белгородской черте » Волнение в западных крепо­стях Белгородской черты

Волнение в западных крепо­стях Белгородской черты

Неспокойно было летом 1648 г. и в ряде западных крепо­стей Белгородской черты. В июле 1648 г. мелкие служилые люди собирали круги в Карпове, грозили «убить каменьем» воеводу в Хотмыжске. Здесь наряду с сообщениями о мо­сковском восстании немалое влияние на развитие народных движений оказывали известия о национально-освободитель­ной войне украинского народа. Сын боярский А. Покушалов говорил летом 1648 г. в Карпове: «На Дону и без бояр жи­вут, а в Литве де черкасы панов больших побили и повыве­ли». До открытых вооруженных выступлений в западной ча­сти Белгородской черты дело в 1648 г., по-видимому, не до­ходило.
Как мы видели, ряд восстаний и волнений на Белгород­ской черте тесно связан с московским восстанием 1648 г. От­клик на черте в виде волнений в Усмани получило также нов­городское восстание 1650 г. Усманские волнения связаны и с принятием нового свода законов — Соборного уложения 1649    г.
В число приборных служилых людей г. Усмани в 40-х го-дач XVII в. попало немало беглых крестьян. Воронежские дети боярские, лишившиеся своих крепостных, жаловались в Москву, что усманские воеводы принимают и записывают на службу всех желающих, «откуда кто не придет». 8 мая 1650    г. Усманском воеводе Е  Челищеву была направлена из Москвы  грозная  грамота,  где строго указывалось под угро­зой  опалы   и   штрафа   не  принимать  в  Усмань  «крестьян,   и бобылей, и крестьянских дегей, и племянников, и холопей бо­ярских, и всяких крепостных людей». В грамоте подчеркива­лось,  что  «по  нынешнему  Соборному   хложенню   крепосных всяких людей велено отдавать тем людям, которым крепки».
Воевода обязан был объявить служилым людям «не по оди­ножды», чтобы они «Соборное уложение  ведали».  Форму­лировка царской грамоты была такова, что многие служилые люди Усмани — бывшие крепостные крестьяне — должны бы­ли увидеть в ней серьезную угрозу своей свободе. В это же время усманский подьячий Любим Матвеев привез сведения о новгородском восстании. По донесению  воеводы  Е. Челищева подьячий ездил в г.  Ефремов и, вернувшись, «сказал,  будта   тебе,   государю,   многие   городы   непослушны   учинились — Новгород Великой с пригороды да Тонбов; воевод де будта побили до смерти, а иных де пытали и животы их разграбили».
Усманские стрельцы и казаки    отказались    подчиняться Е. Челищеву. По обыкновению они написали жалобу на вое­воду. Руководители движения обосновались на две недели в с. Ивницах и, несмотря на противодействие воеводы, собрали под челобитной многочисленные подписи. Жалобу повезли в Москву подьячие Л. Матвеев и Г. Конбаров. 9 июня  1650 г. в Усмани произошло открытое выступление казаков и стрель­цов против воеводы и «лучших уездных люден»  (детей бояр­ских). Стрельцы и казаки пришли к съезжей избе с «вели­ким шумом и поднели ружье — пищали и рогатины». Вое­воде со своими сторонниками удалось отсидеться в съезжей -избе.  Руководителями  восстания   были   казаки  А.   Натаров, К- Гончар, М. Гаврилов, стрельцы А. Коробкин, И. Козари-нов, Н. Агафонов. Воевода несколько дней сидел в осаде, но затем пришла весть о появлении татар, и волнения временно прекратились.  Поход  усманцев  против  татар   к   р.  Матыре продолжался с 18 до 23 июня 1650 г. Вернувшись в Усмань, воевода попытался поодиночке захватить участников волне­ний и посадить их в тюрьму. Нескольких человек ему уда­лось взять, но полковые казаки и стрельцы отбили своих то­варищей.   Восстание  вспыхнуло  вновь.  27  июня   повстанцы, «выняв ножи наголо», вновь осадили Е. Челнщева в съезжем избе, избили многих детей боярских, пытавшихся поддержать воеводу.
Подавить восстание воеводе и усманскнм помещикам по­могли дети боярские Лебедянского и Епифанского. Однако захватить руководителей восстания воевода не сумел. Повстанцы отбились и отошли в лес, а затем бежали из Ус­мани.
В 1653 г. волнения вспыхнули в Козлове в связи с фор­мированием солдатских полков. Здесь нужно было набрать особенно много солдат из числа родственников служилых людей. Интересно, „что в числе руководителей волнений мы видим участников козловского восстания 1648 г.
Воевода П. Пушкин, выполняя распоряжение правитель­ства, записал в Козловском уезде в солдаты 2275 человек — практически всех подходящих по возрасту детей, братьев, племянников и других родственников, живших в семьях слу­жилых людей. Набор вырывал из семей служилых людей мо­лодых, здоровых работников и не мог не вызвать резкого недовольства козловцев. В конце мая 1653 г. новобранцы собрались в Козлове. Сопровождать их на службу в г. Яблонов должны были ряжские дворяне братья Т. и Ё. Перекусихины, 6 иностранцев, назначенных в солдатские полки «на­чальными людьми», и 10 козловских детей боярских.
Распоряжение воеводы П. Пушкина о немедленном вы­ступлении в поход солдаты не выполнили. Когда воевода при­казал схватить и наказать «ослушников», то солдаты подня­ли палки, топоры и рогатины «вверх». Как доносил воевода, солдаты кричали: «Кому нас имать, и мы побьем до смер­ти». Воевода действовал коварно. Обещанием жалованья он несколько успокоил солдат, отложил поход в Яблонов и в это время захватил некоторых руководителей движения — десять человек «заводчиков, которые бунт и шум заводили». Одним из них оказался сын боярский Матвей Амосов, кото­рый приходил к солдатам «в таборы» и советовал им всем вместе идти не на службу в Яблонов, а с челобитьем в Мо­скву. Воевода называет М. Амосова «главным заводчиком» и сообщает, что М. Амосов прежде «за такой же воровской завод» против воеводы Р. Боборыкина был бит кнутом. На этот раз воевода П. Пушкин приказал бить М. Амосова «кну­том нещадно, водя по всем солдацким станам». Воеводе удалось устрашить солдат; 1 июня 1653 г. солдаты высту­пили в поход к Яблонову.
Однако на этом волнения не кончились. Солдат в пути, на берегу Дона, нагнали козловцы дети боярские В. Баран­ников, С. Алифанов и В. Щиров. Воевода П. Пушкин назы­вает Василия Баранникова «прежним бунтовщиком», а двух остальных — «новыми бунтовщиками». Как и М. Амосов, В. Баранников, видимо, участвовал в восстании 1648 г. В.Ба­ранников и его товарищи вновь стали уговаривать солдат повернуть к Москве и этим, по словам воеводы, «завели гиль». Некоторые солдаты, возможно, понимали всю неле­пость и опасность похода на Москву. Солдаты не последова­ли совету В. Баранникова, но 178 солдат бежали. Из них 47 человек воевода П. Пушкин позже нашел в Козлове и по­сле наказания вновь отослал в Яблонов.
Приведенные нами сведения о восстаниях и волнениях на Белгородской черте в середине XVII в. не являются, ко­нечно, исчерпывающими. Мы рассмотрели лишь наиболее, крупные и интересные выступления. Надо учесть и недоста­точную изученность источников. Возможно, что дальнейшее изучение архивных документов откроет еще не одну яркую страницу народной борьбы против феодального угнетения, произвола воевод, характерных для Белгородской черты так же, как и для других районов России.
cup Другие новости из категории
История Белгорода » Народные движения на Белгородской черте :
cup Вход на сайт    cup Регистрация Все развлечения Белгорода cup Наш опрос cup Лучшие новости cup Архив новостей

Rambler's Top100 Информационно-аналитическая служба Белгорода - beelgorod.ru
Перепечатка и использование материалов сайта
возможна с указанием ссылки на beelgorod.ru