Новости История Белгорода Белгородский алфавит - знаменитые люди и места Белгорода
Белгород » История Белгорода » География Белгородской черты » Коротоякский участок

Коротоякский участок

В 1669 г. Коротоякский участок начинался примерно в 4 км севернее Рыбинского острога, там, где к Тихой Сосне примыкал земляной вал длиной в 498 саженей. Этот вал, как и вал поперек речки Острогощи, входил во вторую линию укреплений. Он мог понадобиться защитникам Белгородской черты только в том случае, если бы татары перешли Тихую Сосну у Рыбинского острога и устремились к Коротояку. Не таких прорывов не было, и вал оказался ненужным. В 1669 г. вал фактически не был завершен: в трех местах оставлены места для башен, а башен не было. П. Зиновьев распорядил­ся все же привести вал в порядок. Распоряжение П. Зиновь­ева было выполнено,— «Опись городов» 1677/78 г. уже от­мечает наличие на этом валу трех башен: одной проезжей и двух глухих. Вниз по Тихой Сосне от вала тянулись леса и болота. Белгородская черта, не доходя немного до устья Тихои Сосны, поворачивала на север к Коротояку
Город Коротояк был построен на правом, высоком берегу Дона в 1647 г. Крепость имела 8 башен и в плане напомина­ла квадрат. Высота крепостных сген, срубленных «по-городовому», равнялась 2 саженям, длина стен составляла 396 са­женей (832 м). С трех сторон за крепостной стеной был ров с  четвертой   (северо-восточной)   находился   крутой  обрыв   к Дону.  Несмотря на  наличие в  крепости двух колодцев   су­ществовал подземный ход длиной в 70 м   Он выходил к  Дону и мог быть использован не только для снабжения крепо­сти водой, но и для неожиданных вылазок гарнизона в слу­чае осады. Пригородные слободы опоясывала полукругом до­полнительная линия укреплений,  которая  выходила  к Дону южнее и севернее города. Она состояла главным образом из двух   параллельных   плетней,   скрепленных   вверху    Между плетнями была насыпана земля. Высота конструкции равня­лась 1 сажени. А. Еропкин в  1669 г. определил длину этой наружной линии укреплений    в    2189    саженей  (4 6 км)
В  южном  и  восточном  направлениях  «за  черту»  выезжали станицы, а впереди коротоякских укреплений, у Богатого за­тона—излюбленного места русских сторожей XVI в —нахо­дилась сторожа. В Коротоякском уезде в  1677 г   числилось и городовой службе 502 сына боярских. 301 казак, 176 стрель­цов, 16 пушкарей, 41 станичник, 21 черкас. В городе имелось и посадское население —33 двора.  Начиная от Коротояка Белгородская черта поворачивала на север и шла по правому высокому берегу Дона, к устью р. Воронежа. Широкий, полноводный Дон являлся серьезным препятствием для татарской конницы. Здесь не было бродов как на Тихой Сосне, но имелись «татарские перелазы» — излюбленные татарами места переправ.
На правом берегу Дона не было необходимости в созда­нии сплошной линии укреплений. Города и стоялые остроги на высоком правом берегу должны были в первую очередь обеспечить наблюдение за всей левобережной придонской степью, не допустить неожиданного приближения кочевников к Дону. Природные условия позволяли это сделать. С вер­шин меловых холмов, подступавших к Дону, открывался пре­красный вид за Дон, на восток. Но одного наблюдения, есте­ственно, было мало. Для недопущения переправ татар через Дон нужно было иметь и достаточные военные силы. Эти си­лы были сосредоточены в городах и стоялых острогах, по­строенных, как правило, непосредственно у бывших «татар­ских перелазов». Кое-где на донских берегах стояли надол­бы, тарасы. Но главным препятствием являлся сам Дон и русские крепости с военными гарнизонами на берегах его. Преодолеть Дон татарам было, конечно, не легче, чем земля­ной вал в степи.
 
Чертеж коротоякского тайника
 
Рис. 10. Чертеж коротоякского тайника. Составлен в начале XVIII в. Под рисунком написано. «Профиль в длину подземному ветхому тайнику из замка к реке Дону..» Надпись слева вверху «Про­филь в ширину оного тайника». Подлинник хранится в Центральном (государственном военно-историческом архиве (ф. 349, оп. 17, д. 3539)
 
Изучая Коротоякский участок Белгородской черты, мы встречаемся здесь с интересной особенностью, которую не видели раньше, в западной половине черты. У Коротояка был «пригород» — городок Урыв, который не имел своей военной зоны на Белгородской черте. Военную и гражданскую власть в Урыве осуществлял не воевода, а «приказный». Во­круг Урыва так и не сложился собственный уезд.
Как мы уже отмечали, сплошной линии укреплений на правом берегу Дона на Коротоякском участке Белгородской черты не было. Севернее Коротояка справа в Дон впадает р. Потудань. Поблизости от устья Потудани берег был забо­лочен, непроходим. Надолбами длиной в 1130 саженей был перекрыт лишь Худяков яр; другие надолбы и небольшой лесной завал прикрывали также с. Девицу, расположенное при впадении в Дон р. Девицы (Красной Девицы). Выше по Дону у татарского перелаза и был построен в 1648 г. горо­док Урыв. Крепость имела четырехугольную форму и распо­лагалась на высоком берегу Дона. Окружность деревянных стен равнялась 120 саженям, городок имел 4 глухие башни и одну проезжую. С трех сторон городок был защищен рвом, «подле рва» имелись и надолбы. С четвертой стороны Урыв прикрывала донская круча. Гарнизон Урыва был невелик. В 1677 г. в Урыве насчитывалось 42 человека детей боярских городовой службы, 10 служилых черкас, 1 пушкарь. Гар­низон располагал 3 пушками. Большинство черкас, прожи­вавших в Урыве, несло полковую службу в Острогожском казачьем полку. Место деревянной крепости XVII в. хорошо заметно и сейчас на территории с. Урыва, на самом обрыве. Дон медленно подмывает здесь правый берег; часть площад­ки, где триста лет назад находился городок, обрушилась в воду.
За Урывом на Коротоякском участке Белгородской чер­ты на правом берегу Дона находились два караульных ост­рожка. Ближний к Урыву был построен в 1654 г. «на Черкас­ской поляне», почти напротив устья речки Хворостани, чуть выше его. Его стена имела обламы и скаты. В одном из углов к острожной стене пристроена была башня. «А видеть с той башни за реку за Дон на нагайскую степь далече,— сообщал в 1654 г. коротоякский воевода О. Сукин,— и на та­тарский перелаз на устье речки Форосани». Второй остро­жек был построен на год раньше, в 1653 г. Он располагался также на меловой горе, «на Голышевском старом городище». Раскопки советских археологов на Голышевском (Архангсльском) городище доказали существование на нем поселений различных эпох. В ходе раскопок обнаружились и следы острожка XVII в. В караульных острожках стояли, «переме­няясь понедельно», служилые люди. В 50-х годах XVII в. около этих острожков возникли у Дона, на черте, села Селявное, Сторожевая поляна (ныне — Сторожевое) и Голышевка (ныне — Архангельское). За вторым острожком, примерно у северной окраины современного села Архангельского, закан­чивался Коротоякский уезд и начинался Воронежский.
Описание Коротоякского участка Белгородской черты бу­дет, однако, неполным, если не упомянуть сел «за чертою». Левобережье Дона около устья речки Хворостани (Фороса­ни), а также р. Хворостань и ее берега стали с 1626 г. вот­чиной Воронежского Покровского монастыря. Хотя этот жен­ский монастырь и добился получения огромной территории прежнего откупного ухожья, он не смог заселить ее и освоить. В середине XVII в., во время строительства на правом бе­регу Дона укреплений Белгородской черты, за Доном в Форосанском ухожье существовала одна деревня монастырских крестьян — Форосань. Монастырские крестьяне участвовали в сооружении укреплений на правом берегу Дона, за которы­ми могли при необходимости укрыться в случае татарского набега. Монастырь был привлечен и к охране черты. В 1654 г. в острожке на Черкасской поляне в составе сменно­го гарнизона находились «Покровского девичья монастыря деревни Форосани 4 человека крестьян с ружьем».
Слабостью монастыря пытались воспользоваться коротоякские помещики — «Аношка Голобоков с товарыщи». Они за­хватили земли на левобережье Дона около устья р. Хворо­стани. Здесь возникло село и три деревни. А. Еропкин, осмат­ривавший в 1669 г. Белгородскую черту, доносил об этом в Москву так: «Да на Белгороцкой же, государь, черте, на Ногайской стороне, за рекою за Доном, за крепостьми про­тив Коротояка, с полевой с приходной стороны, поселились коротояченя дети боярские — село Аношкино да три деревни: Мегенева, Коркина да деревня Прогорелая. В приход воин­ских людей тому селу Аношкину и деревням, и от того села Оношкина и деревень через реку Дон на русскую сторону в Коротояцкой уезд и в ыные твои, государевы, украинные го-роды и в уезды, которые построены по черте в крепостях, чают от них великие порухи и воинским людем через реку Дон и через крепости большого проводу».
Ответа на это донесение нам найти не удалось. Но смысл его (если ответ был) можно предвидеть. Царское правитель­ство всегда требовало, чтобы возникавшие «за чертой» паш­ни, пасеки, сенокосы никак не вредили Белгородской черте в целом. Видимо, «Аношка Голобоков с товарыщи» должны были сами защищать себя от татар. Появление за Доном с. Аношкина и деревень вызвало длительные земельные спо­ры между Покровским монастырем и коротоякскими поме­щиками. Эти споры были «разрешены» не царским прави­тельством, а татарами, разгромившими в 1673 г. коротоякские села «за чертой». Крестьяне были частью взяты в полон, частью бежали.
Общая протяженность Коротоякского участка Белгород­ской черты составляла около 48 км, примерно на сорока ки­лометрах черта проходила по Дону. (Мы учитываем лишь основные повороты Дона и не принимаем во внимание мел­кие изгибы реки). Кроме Коротояка, на участке находился городок Урыв и два стоялых острога.
cup Другие новости из категории
История Белгорода » География Белгородской черты :
cup Вход на сайт    cup Регистрация Все развлечения Белгорода cup Наш опрос cup Лучшие новости cup Архив новостей

Rambler's Top100 Информационно-аналитическая служба Белгорода - beelgorod.ru
Перепечатка и использование материалов сайта
возможна с указанием ссылки на beelgorod.ru