Новости История Белгорода Белгородский алфавит - знаменитые люди и места Белгорода
Белгород » История Белгорода » Белгород - юг России » Географическая характеристика южной окраины России в XVII в.

Географическая характеристика южной окраины России в XVII в.

Территория, которая является предметом нашего изу­чения, ограничена в основном размерами Белгород­ского разряда — военно-административной единицы XVII в. С севера на юг она тянется примерно на 500 км, с запада на восток — на 400. Это современ­ные центрально-черноземные области РСФСР и севе­ро-восток Украины. Наибольшее внимание мы, естественно, уделяем району Белгородской черты, проходившей по совре­менным Сумской, Белгородской, Воронежской, Липецкой и Тамбовской областям.
На изучаемой территории расположены две географиче­ские зоны: лесостепная и степная. Следует отметить, что в Восточной Европе зоны лесостепи и степи тянутся не в стро­го широтном направлении, а с юго-запада на северо-восток. Условная граница лесостепной и степной зон проходит по со­временной линии Харьков — Острогожск — Тамбов.
Не случайно и Белгородская черта прошла имение в та­ком направлении: с юго-запада на северо-восток, примерно по южному краю лесостепной зоны. Лес был необходим стро­ителям укрепленных линий на юге России в XVII в. и как строительный материал, и как некоторый заслон от татар; Белгородская черта шла от одного лесного массива к другому.  В  степной  зоне построить  такую  «черту»  в  условиях XVII в. было практически невозможно.
Не противоречит отмеченной закономерности и успешное строительство Изюмской черты. К югу от Харькова у р. Северского Донца до сих пор сохранился среди степи своеоб­разный остров лесостепного ландшафта, отмеченный геогра­фами. Здесь и прошла в 80-х годах XVII в. Изюмская черта. Любопытно, что почти одновременно со строительством Изюм­ской черты возник план создания еще одной укрепленной ли­нии за Белгородской чертой — по р. Битюгу. Но этот план пришлось отвергнуть, так как место оказалось «некрепким». Прибитюжье находилось частично в степной зоне, и в вер­ховьях Битюга не было никаких естественных препятствий для татарской конницы.
Климат изучаемого района — умеренно-континентальный, преобладают черноземные почвы, природные условия благо­приятны для земледелия. Середину и западную часть района занимают отроги Средне - Русской возвышенности, восточнее Дона находится Окско-Донская низменность. Реки в крайней западной части относятся к бассейну Днепра, остальные — к бассейну Дона. В XVII в. реки были здесь полноводнее, чем сейчас, но не намного; другое отличие их от современ­ных заключалось в обилии рыбы,— рыбные богатства рек не­редко подчеркиваются в документах XVII  в.
Географы и биологи, кроме обычных изменений погоды, подметили чередование засушливых и более влажных перио­дов на севере, в центре и на юге Русской равнины. Некото­рые колебания климата отмечаются и в источниках XVII в. Так, в 30—40-х годах крымские татары и русские послы сооб­щают о засухе, о суровых зимах в Крыму. О сильных моро­зах в 40-х годах XVII в. на Украине, видимо, неожиданных даже для местных жителей, пишет француз Г. Боплан. В это же время в донесениях русских воевод встречаются сообще­ния о засухе, об обмелении степных рек. Создается впечат­ление, что для времени строительства основных укреплений Белгородской черты характерен более сухой, суровый, конти­нентальный климат в южнорусских степях, чем обычно. Во второй половине XVII в. наблюдается как будто поворот к смягчению климата, увлажнению степей.
Нет необходимости, конечно, преувеличивать влияние этого не очень определенного географического фактора на социально-экономические процессы, протекавшие в России в XVII в., на ход строительства Белгородской черты. Все же иногда его можно иметь в виду. Например, засуха в Крыму и в причерноморских степях расширяла состав участников татарских набегов на русские земли, а из-за необычно силь­ных морозов в декабре 1645 г. погибли тысячи русских плен­ников, которых татары пытались угнать в Крым во время, зимнего набега.
В XVI и первой половине XVII в. в Русском государстве еще довольно четко выделялись отдельные, исторически сло­жившиеся области. Названия их (официально, однако, неуза­коненные) встречаются нередко в документах, например — в Разрядных книгах. Подробную характеристику областей Русского государства для конца XVI в. дал С. Ф. Платонов, который выделил области городов поморских, замосковных, от немецкой украйны, от литовской украйны, заоцких, украинных, рязанских, северских, польских, низовых, а также Вятку, Пермь и земли Строгановых на Урале.
Другое, несколько видоизмененное деление России на об­ласти предложил недавно академик М. Н. Тихомиров в ра­боте «Россия в XVI столетии». М. Н. Тихомиров выделяет пять больших областей, а именно: центральные области, По­морье, западные области, южные области, нижнее Поволжье с Закамьем. В число «южных областей России» он включает Заоцко-Брянский край, Тульский край, Рязанскую землю. Северскую землю и степную окраину. М. Н. Тихомиров справедливо подмечает неудобство употребления терминов «польские города» и «украинные города», которые неиску­шенный читатель может спутать с городами в пределах Польши или современной Украины.
При употреблении в дальнейшем географических терми­нов и делении России на области мы решаем все же следовать за документами XVI—XVII вв., связанными с темой нашего исследования. Поэтому мы не отказываемся от тер­минов «поле», «польские города». Конечно, это не города Польши, а русские города на полевой, степной окраине страны. Хочется подчеркнуть лишь одну, довольно важную де­таль. Термины «польские города», «область польских горо­дов» имеют смысл лишь для сравнительно небольшого пе­риода, для каких-нибудь пяти десятков лет (конец XVI в.— первая треть XVII в.). До этого городов «на поле» не было, были лишь «города от поля», т. е. рядом с полем. А с 30-х годов XVII в. здесь возникают один за другим новые города и сама область перестает быть «полем» в том значении, в ка­ком понимали этот термин русские люди 350—400 лет на­зад,— слабо заселенной степью.
В 70-х годах XVI в. большой дугой, вогнутой с юго-восто­ка, со стороны степи, располагались на окраине России го­рода «северские», «украинные» (тульские), «рязанские». Иногда они объединялись в одну рубрику под названием «го­родов от польской украйны». Крайними русскими городами являлись тогда следующие: из северских — Путивль, Рыльск, из украинных — Орел, Мценск,  Новосиль,  из  рязанских — Данков, Ряжск, Шацк. Нетрудно заметить, что линия, соеди­няющая перечисленные выше города, идет в общем направ­лении с юго-запада на северо-восток и совпадает примерно с осевой линией лесостепной географической зоны в Восточ­ной  Европе.  Территория,  расположенная   к  юго-востоку  от этих городов, где постепенно кончалась лесостепь и начина­лись степи, тогда  называлась  «полем».  Здесь пока  еще  не было городов, но уже существовало, как мы увидим дальше,, русское население.
Первые города «на поле» — Воронеж и Ливны — возника­ют в 1585 г. В 20-х годах XVII в. перед сооружением Белго­родской черты «на польской украйне» существовало 8 го­родов. Около них располагались села, деревни. Полевыми городами считались Воронеж, Елец, Ливны, Оскол, Лебедянь, Курск, Белгород и Валуйки,— в такой последовательности перечисляются они в разрядных росписях 1625 и 1626 гг. Строительство Белгородской черты развернулось именно здесь и не удивительно, что во второй половине XVII в. новая ад­министративная единица — Белгородский разряд почти сов­пала с прежней «областью польских городов».
Категория: История Белгорода » Белгород - юг России.
 (голосов: 1)
cup Другие новости из категории
История Белгорода » Белгород - юг России :
cup Вход на сайт    cup Регистрация Все развлечения Белгорода cup Наш опрос cup Лучшие новости cup Архив новостей

Rambler's Top100 Информационно-аналитическая служба Белгорода - beelgorod.ru
Перепечатка и использование материалов сайта
возможна с указанием ссылки на beelgorod.ru