На главную > История Белгородской черты > Перенесение на новое место г. Белгорода

Перенесение на новое место г. Белгорода


Первая половина XVII в. завершилась важным событием в истории сооружения Белгородской черты — перенесением на новое место г. Белгорода; Неудобство расположения Бел­городской крепости выявилось осенью 1646 г., когда к Северскому Донцу подошел с запада земляной вал. Белгород был отделен от вала рекой. До сооружения Белгородской черты расположение города на левом, низком берегу «меж то­пей и болот» оправдывало себя, русские города полевой окраины строились тогда под защитой рек, лесов, болот. Во время татарских вторжений 1644—1645 гг. по Муравской дороге Белгородскую крепость отделяла и защищала от та­тар река. Но после сооружения вала «прятать» город не име­ло смысла. Наоборот, интересы обороны страны требовали выдвинуть город к валу, что резко усилило бы русские укреп­ления на Муравской дороге.
Проект переноса Белгорода к земляному валу, к устью р. Везеницы был предложен в общих чертах князем Н. И. Одоевским. Вернувшись в Москву после сооружения земля­ного вала на Муравской дороге, он говорил в начале 1647 г., что Белгород «стоит не у места». В Москве в Разрядном приказе приготовили уже указ о переносе Белгорода в 1(547 г. к усгью р. Везеницы. Но против переноса крепости выступили белгородцы «всем городом». В коллективной челобитной жи­тели города и уезда писали, что около земляного вала у устья р. Везеницы «пески большие», поэтому нельзя укрепить ров, непрочными окажутся и деревянные башни. Рав­ное все же заключалось не в минусах нового местоположе­ния крепости. Мелкие служилые люди отказывались строить новый город из-за того, что, не переставая, почти два года работали на строительстве укреплений. Если решение о пе­реносе Белгорода не будет отменено, все жители разбредутся «врозь», так говорилось в челобитной. Правительство, воз­можно, решилось бы вступить в конфликт с жителями Белго­родского уезда, но в Москве усомнились в правильности вы­бора места для новой крепости. 25 июля 1647 г. в Белгород направлена была царская грамота, в которой говорилось, что «города на новое место переносить не велено до нашего указу».
Вопросом о переносе  Белгорода  Разрядный  приказ за­нимался в течение нескольких лет. Вновь были обследованы берега  Северского  Донца,   составлены   чертежи   местности. Возникала и идея о возвращении Белгорода «на старое го­родище»— на меловую гору правобережья Северского Донца в нескольких километрах от устья Везеницы, где находился Белгород в 1596—1621 гг.
В 1650 г. правительство вернулось к плану строительства Белгорода при устье р. Везеницы. В Белгород были направлены полки дворянской конницы. В большом полку воеводы Б. А. Репнина по списку числилось 2767 служилых людей, в толку В. Головина—1278, всего в двух полках —4045 чело­век из Москвы, Тулы, Каширы, Коломны, Калуги, Козельска, Тарусы, Серпухова, Малоярославца, Алексина, Мещовска, Белева, Волхова, Карачева, Мценска, Орла, «рязанских» и ряда других городов 139. По плану, составленному в Разряд­ном приказе думными дьяками И. Гавреневым и С. Заборовским, несколько тысяч служилых людей из полков дворян­ской конницы вместе с белгородцами и комарицкими драгу­нами должны были быстро построить город. В Белгород был послан «горододелец» Давид Николь, с которым мы уже встречались при строительстве Нового Оскола и новооскольского вала.
Строительство Белгорода на новом месте шло медленно. В июле 1650 г. в полках дворянской конницы налицо («в естех») оказалось 1011 человек, «в нетях» было 1034 че­ловека. Белгородцы вновь отказывались участвовать в строи­тельстве города, ссылаясь на то, что они заняты другой ра­ботой — установкой к земляному валу деревянного «ослона». Воевода Б. Репнин уехал осматривать Белгородскую черту к берегам Дона и поручил руководство строительством города второму воеводе — В. Головину. 17 сентября 1650 г. В. Головин заложил город на новом месте, но к началу ок­тября, как доносил Б. Репнин, почти ничего не было сделано. Постройка города, судя по отчету Б. Репнина, вообще оказы­валась под угрозой, и в Разрядном приказе приняли реши­тельные меры. Царский указ от 18 октября требовал от Б. Репнина лично руководить строительством Белгорода, воевода В. Головин был посажен на неделю в тюрьму. Б. Реп­нину предписывалось город «со всеми крепостями и всяких чинов служилых людей дворами устроить до снегов». Создается впечатление, что знатный вельможа Б. Репнин сознательно преувеличивал трудности, возникавшие во время его отсутствия в ходе строительства Белгорода. Основные работы в Белгороде выполнены были до возвращения Б. Репнина и тем более до указа 18 октября. Осенью 1650 г. город был готов, по форме он представлял собой деревянный острог с обламами, причем южную стену крепости заменял земляной вал, шедший по левому берегу р. Везеницы. Дере­вянная крепость, построенная в 1650 г., располагалась там, где теперь находится центр современного Белгорода. В дальнейшем к «деревянному городу» с востока был пристроен «земляной город».