На главную > История Белгородской черты > Строительство города Короча

Строительство города Короча


Русское правительство ожидало крупного татарского на­бега в 1638 г., но эти ожидания не оправдались. Строитель­ство укреплений поперек Изюмской дороги проходило без помех. В 1638 г. продолжалось возведение земляного вала от Яблонова к р. Короче и было сделано в дополнение к преж­ним 2027 саженям еще 2747 саженей.
Для решения вопроса о месте расположения г. Короча воевода Д. П. Львов устроил военный совет («мыслил с дво­рянами и начальными людьми»). Место на меловой горе, выбранное А. В. Бутурлиным, где уже стояли стены недо­строенного города, на совете признали неудачным («а что было зачел Андрей Бутурлин город делать на высокой горе, от воды с полверсты и больше, не к делу»).
Город на этот раз был построен внизу у реки, прямо на­против сооружавшегося одновременно земляного вала. Строи­тели возвели дубовую острожную стену высотой в 2 сажени с обламами, 5 рубленых башен, устроили тайник, сделали 790 бойниц, выкопали ров. «Верхние бои» башен устроены были на уровне высокой меловой горы, находившейся теперь се­вернее города. Если бы враг поднялся на эту гору, господ­ствовавшую над городом, он оказался бы под огнем крепост­ной артиллерии. Вместе со служилыми людьми работали плотники-крестьяне из посопной волости Белгородского уез­да. Строительство города на новом месте закончилось 24 ию­ня 1638 г. Первое время он назывался «Красным городом на Короче».
Подробное описание новой крепости, присланное в 1638г. Д. П. Львовым в Москву, полностью соответствует сохра­нившемуся в Центральном государственном военно-историче­ском архиве плану Корочи начала XVIII в.. Стены в XVIII в. стояли на тех же местах. Из пяти башен немного перенесена была лишь одна, но на плане заметно ее старое место и мост через ров против нее.
В 1638 г. продолжался набор «вольных охочих» людей на службу в Яблонов и Корочу. Но по сравнению с Козловом здесь было значительно меньше желающих стать казаками и стрельцами, хотя принятые на службу получали деньги «на дворовое строенье» и хлеб «для пашенного заводу». Яблонов и Короча заселялись в конце 30-х и начале 40-х годов XVII в. медленно и с трудом. Наряду с географическими причинами (расположение Яблонова и Корочи на опасных местах у Изюмской дороги), мы видим и социальные причины этого явления.
Запись крестьян на службу в Козлове вызвала недоволь­ство широких слоев помещиков: дворян и детей боярских. Идя навстречу этой большой группе феодалов-землевладельцев, правительство при заселении Яблонова и Корочи требо­вало строго следить за тем, чтобы беглые крестьяне и хо­лопы не попадали в число служилых людей новых городов. Рекомендовалось принимать на службу родственников слу­жилых людей (детей, братьев, племянников) из соседних уез­дов. Отдельные беглые крестьяне все же записывались в ка­зачью или стрелецкую службу, но это не было здесь массо­вым явлением, причем таких крестьян помещики нередко на­ходили и возвращали. Так, в 1642 г. помещик Почепского уезда Г. Веревкин обнаружил в Яблонове в стрелецкой служ­бе своего беглого крестьянина Д. Фомина. Стрельца вернули в крестьянство.